Музыкальный гигант Tencent

Китайский рынок музыкальных потоковых сервисов обладает огромным потенциалом роста, а доминирующая позиция Tencent и его конкурентные преимущества дают компании отличную возможность извлекать прибыль. По данным международной федерации производителей фонограмм и видеограмм (IFPI), в 2016 году в Китае доход от записанной музыки вырос на 20.3% (за счет роста пользования потоковыми сервисами на 30.6%) и значительно обогнал среднемировой, равняющийся 5.9%.

Пока считается, что китайский рынок обладает большим нетронутым потенциалом. Насчитывая более миллиарда человек, население Китая более чем в три раза превышает американское, но его музыкальный рынок, по показателям прибыли, никогда не входил в топ 10. По данным IFPI, в прошлом году Китай поднялся с 14 (в 2015 году) на 12 место. Исторически, причинами этого было широко распространённое пиратство и общее нежелание потребителей платить за цифровую музыку. Однако, борьба китайского правительства с нарушением авторских прав сподвигла музыкальные потоковые платформы заключить ряд лицензионных сделок, чтобы узаконить свою деятельность. Помимо этого, китайский растущий средний класс, располагающий все большим доходом, привёл к нынешней революции на китайском музыкальном рынке, где несколько лет назад только некоторые были готовы платить за музыку, а теперь премиум подписка постепенно становится все более общепринятой нормой.

Согласно докладу Nielsen, потребление музыки в Китае более распространено среди населения в высоким уровнем дохода, поскольку среди малоимущего населения существуют такие ограничения, как скромный бюджет и недостаток свободного времени.

Так как средний класс страны расширяется, и прибыль растёт, траты на развлечения, куда входит и музыка, имеют большой потенциал роста.

По оценкам генерального директора Sony Music Entertainment в Китае и Тайване, из 500 миллионов пользователей в Китае, которые имеют доступ к музыке через мобильные устройства, только небольшая их часть имеет премиум подписку. Отмечено, что пользователи мобильных устройств более склонны платить через телефон даже за то, что через персональный компьютер не купили бы вовсе.

Китайский провайдер музыкальных услуг Outdustry называет среднюю цену за подписку, включающую все услуги: примерно $1.50. Указывая при этом на ожидаемый потенциал расширения рынка в связи с тем, что растущие доходы населения значительно увеличат число клиентов, желающих платить за премиум-музыку. Например, потоковые сервисы Tencent предлагают три тарифа: по 8, 12 и 15 юаней в месяц соответсвенно. Для сравнения, Spotify-премиум стоит $9.99 в месяц.

Согласно прогнозам PwC (PricewaterhouseCoopers), китайский потоковый музыкальный рынок, имея базу более чем 650 миллионов онлайн-пользователей, вырастет с $119 миллионов в 2015 году до $460 миллионов к 2020 году. Эти факторы способствуют развитию цифровых музыкальных сервисов в Китае. «Большая тройка» китайских техфирм — Alibaba, Baidu и Tencent — все предоставляют музыкальные потоковые сервисы. Однако у Tencent особенно устойчивая позиция.

Дочерняя компания Tencent в сфере цифровой музыки — Tencent Music Entertainment Group (TME) — доминирующий в Китае игрок. Не так давно, TME объединил свою музыкальную компанию QQ Music с KuGou и Kuwo, которые являлись крупнейшими в Китае платформами популярной музыки и ранее находившимися под контролем China Music Corporation. Ей Tencent завладел в прошлом году. По данным iMedia, TME владеет 60% акций китайского рынка онлайн музыки, в то время как Центр статистики китайского Интернета (DCCI) оценивает долю TME в 75%.

Китайский музыкальный потоковый рынок все ещё на ранней стадии развития и предлагает Tencent как лидеру на рынке хорошие перспективы максимального роста, поскольку в мае этого года у TME было 15 миллионов платных подписчиков, а это только маленькая часть (непосредственно 3%) всей обширной ежемесячной базы активных пользователей, коих 600 миллионов. Сравните это со Spotify у которого больше 60 миллионов платных подписчиков, что составляет примерно 40% от общего числа пользователей — 140 миллионов. Это демонстрирует возможность для Tencent добиться максимального роста через расширение базы премиум подписчиков.

Имея в запасе эксклюзивные сделки по онлайн дистрибуции (распространению) с тремя ведущими музыкальными лейблами — Sony Music, Warner Music Group и Universal Music Group — а так же с некоторыми другими независимыми лейблами, как: JVF, Linair и Believe Digital, TME является доминирующей силой на рынке потоковой музыки в Китае. Но помимо этого, TME так же обладает эксклюзивными правами на выдачу сублицензий на их контент другим контент-провайдерам Китая. По сути это означает, что TME определяет, каким конкурентам позволено играть, и заставляет конкурирующие сервисы платить за лицензирование контента. Эта ситуация сродни тому, как Warner заключил эксклюзивную сделку со Spotify, что позволило Spotify, в свою очередь, выдавать лицензию Apple Music на своих условиях. Например, в этом месяце Alibaba заключил сделку с Tencent, по которой Tencent сублицензирует музыку Sony Music, Warner и Universal Music для Alibaba.

В отличие от Spotify (крупнейшего в мире потокового музпровайдера), Deezer, TIDAL и Pandora, музыкальный механизм Tencent на самом деле выгодный.

Первая причина — это обширная пользовательская база Tencent. WeChat — месседж-приложение — может похвастаться активными 963 миллионами человек ежемесячно. Такой масштабный доступ к китайскому населению даёт компании широкие возможности для переговоров со звукозаписывающими лейбламии и позволяет обсуждать с ними выгодные для себя условия. Ведь для музыкальных потоковых компаний лицензионные платежи авторам песен и лейблам — чаще всего, самая крупная статья расходов.

Вторая причина — это наличие у Tencent связанных с музыкой непотоковых каналов прибыли. Тогда как мировые музыкальные потоковые провайдеры как Spotify и Pandora опираются на платные подписки, как основной источник прибыли, Tencent диверсифицировал свою доходную от музыки базу такими услугами, как распространение билетов и скачивание эксклюзивных композиций.

Перевод и адаптация статьи.

Редактор: Мария Ермолаева.

print